Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:49 

Между тенью и мной

Sole Fire
I can see the flickers - over me the lanterns rised... Lift me up, lift me over it.
Название: Между тенью и мной (Between the Shadow and Me)
Автор: ferasha
Переводчик: Sole Fire
Разрешение: получено
Рейтинг: R за выражения, неграфический секс и недетские темы
Предупреждение: Игровые спойлеры, что и так понятно. И все довольно мрачно.
Жанр: профиль персонажа, психология, драма, намеки на романс и целые ведра ангста
Длина: ~9К
Пэйринг: Андерс/м!Хоук, с упором на разницу в возрасте
Саммари: когда Андерс впервые встретил Джулиана, мальчишка был просто большеглазым влюбленным юнцом. Спустя семь лет Джулиан стал всемогущим Защитником Киркволла – а во что же превратился Андерс?
Дисклаймер: На Век Дракона претензий нет.
Примечание автора: Я пыталась создать Хоука, который как можно больше отличался бы от дефолтного бородатого парня, и в результате получился большеглазый, усыпанный веснушками мальчишка, который ни на день не был старше девятнадцати лет, а это наименьший возраст для Хоука, который позволяет игра. Казалось почти жутким то, каким юным мой Хоук выглядел рядом с Андерсом. Именно то, что он казался несовершеннолетним, особенно в первом Акте, и вдохновило меня написать этот фик.
Я немного изменила таймлайн, но в основном в мелких деталях, которые лучше подходили бы для структуры истории. Себастьяна в фике нет – не хватало места для дополнительной драмы, хотя есть намеки на один из его квестов.
Примечание переводчика: шапка чуточку вольно переведена с авторской.

Между тенью и мной


читать

@темы: Хоук(m), Фанфик, Андерс, Dragon Age II, Cлэш

Комментарии
2012-03-18 в 16:50 

Sole Fire
I can see the flickers - over me the lanterns rised... Lift me up, lift me over it.
Джулиан прощался с Авелин. Женщина крепко обняла его, и поцеловала в лоб, как сделала бы мать – она всегда с большой охотой играла эту роль в жизни мальчишки, и Андерс ее за это ненавидел. Она была последним товарищем, с которым должно было поговорить Защитнику перед битвой.
Андерс ощутил, как в животе затягивается тугой узел. Он знал, что будет дальше.
Ученики неожиданно вскочили и отправились на другой конец зала, будто бы хотели быть подальше в то время, когда Защитник будет разговаривать с Человеком, Который Все Разрушил. Походили они на стайку испуганных кур, подумал Андерс – никакого достоинства, никакой силы, только ограниченность и злоба. Подумать только, он хотел изменить мир ради таких, как они.
Медленно, словно бы он хотел отстрочить этот момент, Джулиан Хоук направился через зал. Андерс подумал, что лучше будет встать для этого разговора, но как только начал, ощутил острую боль в коленях. Он тихо засмеялся – он и впрямь был достаточно стар для ноющих костей.
Ты и впрямь думаешь, что он все еще тебя любит, после того, как ты его так предал?
- Заткнись.
Джулиан приближался к нему так осторожно, словно бы подходил к бешеному животному, но все же более решительно, чем Андерс бы хотел. Это означало, что Защитник уже решил, что с ним сделает, и ничто не заставит упрямого мальчишку изменить свое мнение. Он стоял вне предела досягаемости Андерса, и все же тот мог ощутить знакомый запах мяты и мыла. Это походило на наказание.
- Андерс, - сказал Джулиан. Взгляд его не поднимался от пола.
- Беспокоишься насчет брата? – спросил Андерс. Странная тема для начала разговора, но все было лучше неловкого молчания.
- Не очень. Карвер осел, но все равно в конце он все сделает правильно.
Скажи это сейчас. Ту свою красивую фразочку, которую ты приберегал на этот случай. Может, она нее купится.
Андерс прокашлялся.
- Через десять лет, через сотню лет с этого дня, кто-то вроде меня полюбит такого, как ты, и никакие храмовники не смогут их разлучить.
Андерс попытался заставить фразу звучать, как одно из тех утверждений, которые мальчишка так охотно проглатывал ранее, но она прозвучала фальшиво, пусто.
Джулиан поднял взгляд.
- А что насчет духов? Они смогут их разлучить?
Андерс смотрел на мальчишку, пытаясь найти подходящий ответ, но разум подводил его. Глаза Джулиана были холодными, сузившимися, поза его отражала властность, а лицо было более угловатым, более резким, чем Андерс помнил. Странно, он весь вечер на него смотрел, но казалось, будто он в последний раз видел мальчишку много лет назад. Это была не роль, понял Андерс, да и не было ничего мальчишеского в этом мужчине – это был вождь, истинный Защитник.
Когда же это произошло?
Я говорил тебе не смотреть. Дети вырастают.
Андерс ощутил неожиданную необходимость вскочить и броситься в обьятия Джулиана, поцеловать мальчишку – мужчину – но каким-то образом знал, что Джулиан не разрешит.
- Я прошу прощения, - произнес Защитник, хотя по голосу его вовсе не казалось, будто он впрямь сожалеет. – Я не хотел говорить озлобленно.
- Это моя роль, правда? – быстро ответил Андерс, и оба они засмеялись. Казалось, что напряжение между ними спало, но мгновение это долго не продлилось.
- Почему? – тихо спросил Джулиан.
Андерс пытался понять выражение лица парня. Джулиан был для него открытой книгой, но он не мог сказать, о чем думает Защитник. Если Защитник был зол, или его сердце было разбито, или же он просто был печален или испуган, он не показывал этого. Истинные лидеры никогда не позволяют эмоциям влиять на их суждения.
- Люди делают самые разные глупости из отчаяния. – нашел Андерс единственный ответ, который не казался ложью. Защитник медленно кивнул, словно бы объяснение его удовлетворило.
Он не дурак, он знает твои истинные побуждения, ощерился дух. Ему просто уже все равно. Он отрекся от тебя. Неплохо сделано, идиот.
- Ты знаешь, что теперь будет, Андерс?
Мальчишке всегда нравилось произносить имя любовника вслух, но то, как сейчас подчеркнул его Защитник, заставляло его звучать незнакомо.
- Не знаю, - пожал плечами Андерс. – Тебе придется объяснить.
Это правда. Заставь его это сказать. Заставь еще сильней себя ненавидеть.
- Если мы переживем битву этой ночью, Авелин арестует тебя. – Андерсу хотелось думать, что Джулиану неловко говорить ему это, но голос Защитника звучал уверенно и ровно. – Я не знаю, как много времени ты проведешь в темнице. Недолго, надеюсь. Я свяжусь с некоторыми людьми в ближайшее время – с сестрой Соловьем, к примеру, она похожа на здравомыслящего человека – и все подготовлю для твоей экстрадикции в Орлей.
Экстрадикция. Джулиану и впрямь нравились сложные словечки.
- Тебя будут судить там. Как полагается, настоящий процесс, перед настоящими судьями. Может, даже перед Святой. Это будет хорошо. Имею ввиду, для гласности.
- Ты думаешь о гласности? – Андерс поднял голос. – У меня нет ни одного шанса на суде! Это будет фарс, и ты сам это знаешь! Эти самодовольные склочники будут только рады надеть мне на шею петлю, а то и сжечь меня у столба, как былые дни делали с ведьмами! Как ты можешь это сделать?
- Но ты виновен, Андерс, - покачал Джулиан головой, и на мгновение на лице его и впрямь отразилось горе. – И ты был готов умереть. Просто суд должен быть. Официальный суд – не просто я воткну тебе нож в спину или сделаю еще что-нибудь столь же глупое. Целый мир должен увидеть, что это деяние одинокого безумца, как тот Квентин. Мы должны доказать, что движение Подполья Магов не одобряет убийство невинных, и что мы сами очищаем свои ряды от безумцев и одержимых. Единственный способ превратить Цель в законное политическое течение и привлечь симпатии людей на свою сторону – это провести суд, и сделать его как можно более публичным.
Андерс слышал, как дух заходится смехом в его голове.
- Для других мы тоже используем судебный процесс, конечно же. – даже несмотря на то, что Джулиан сказал «мы», Андерсу не казалось, что Защитник подразумевает и его. – Будут храмовники, которые засвидетельствуют против Мередит – добрые, благородные люди, чьему слову можно доверять. Все злодеяния против магов здесь, в Киркволле, выплывут на свет. У Церкви не останется выхода кроме как радикально изменить свою позицию или расколоться. Каким бы ни был исход, наши руки останутся чисты, а голос будет услышан.
- Это не сработает, никогда, - произнес Андерс. – Ты ничего не достигнешь. Они просто прикончат меня, замнут все это дело поскорее и сделают вид, будто бы ничего не произошло, как делали столетиями.
- О нет, они так не сделают. – широко улыбнулся Джулиан, и от этой улыбки Андерс задрожал. – Я имею ввиду, не замнут. Они, конечно, должны будут прикончить тебя. Такое вот несчастье. Но в моих словах опять звучит горечь. А мы этого не хотим.
В то мгновение Андерс почувствовал себя столь беспомощным, что ему захотелось просто упасть на колени и расплакаться, но он подумал, что за такое Джулиан может пнуть его.
- Не думай, что я неблагодарен, Андерс, - произнес Защитник, чуть смягчившись. – Ты сделал меня мной, всем, чем я являюсь. Честно, если бы я знал, что говорю с тобой, а не с тем паразитом в твоем теле, а бы сказал тебе, как сильно я тебя любил. Может быть, все еще люблю. Но наше время закончилось.

Одним быстрым движением Джулиан повернулся на каблуках и пошел прочь, а подбитая мехом накидка его Одеяния Защитника подметала пол за ним. Андерсу хотелось вскочить, остановить его, умолять, извиняться, осыпать его лицо поцелуями, обещать, что больше никогда он не сотворит чего-то столь ужасного, если только Джулиан позволит ему остаться рядом. Но все же Андерс этого не сделал.
Затем, пройдя несколько шагов, Джулиан остановился.
- Я изменю мир, Андерс, - произнес он, не глядя назад, но достаточно громко, чтобы весь зал услышал. – Ты должен гордиться мной.
Тишина, которая за этим последовала, была оглушающей.

2012-03-18 в 16:51 

Sole Fire
I can see the flickers - over me the lanterns rised... Lift me up, lift me over it.
Слабые отзвуки воплей храмовников были слышны в отдалении. Казалось, их противники начинали испытывать нетерпение. Наверное, представление должно было уже начаться, благодарение Создателю за это. Слишком уж много времени занимала подготовка, и Андерс терял и терпение, и разум. Еще мгновение, и он бы поджег весь зал, начиная с тех учеников в углу. Смотрел бы, как они горят, и смеялся.
Так вот что мальчишка хочет с тобой сделать? Вот этот поворот событий я одобряю.
- Я все гадал, когда ты появишься и скажешь что-нибудь, что я не захочу слышать.
Все не так уж плохо. Мне нравится суд. Я Справедливость.
- Нет, ты не он.
Я Справедливость.
- Ты просто упрямый ублюдок, вот ты что. Когда мы соединились, Справедливость прекратил существовать. Мы стали одним целым.
Существо, похоже, было в настроении пособачиться.
Я Справедливость.
- Ты просто голос в моей голове.
Я - Справедливость. Теперь голос существа не казался столь уверенным, как прежде. Кем еще я могу быть?
- И ты еще не понял, дурак? – сказал Андерс, сам впервые осознавая это. – Ты – это я.
Похоже, это проняло существо, поскольку оно замолкло.
Тишина внутри собственного разума показалась странной, и на мгновение Андерс подумал, что ублюдок убрался навсегда. Возможно, он наконец нашел магические слова для того, чтобы изгнать духа. Ему стало странно, почему он раньше не додумался до этого. От всей ситуации можно было кишки надорвать со смеху, и он хотел смеяться, пока легкие не лопнут, но выдавить сумел только жуткий смешок.

Возле ворот Защитник Киркволла взял с собой Варрика, Авелин и тевинтерского эльфа, покидая зал. Андерс понял, что, наверное, в последний раз видит своего Джулиана, и его смех превратился в пронзительный вскрик, словно бы он испытывал боль. Но никто не поспешил ему помочь. Никто на него даже не взглянул.
Путь в Орлей неблизок.
О. Он все еще был здесь.
Дух, правда, звучал так, точно хотел предложить перемирие.
- Не говори.
Мы можем сбежать. Мы и раньше так делали.
- Я так делал. Это было до тебя.
Дух немного поразмышлял над этим.
Мы можем умереть в сегодняшней битве. Всегда есть возможность, разве нет?
- Конечно. – Андерс вытер нос рукавом. – Так будет даже лучше.
Он вовсе не подразумевал этого, и существо это почувствовало.
Некоторое время они молчали.
И что теперь?
- Не знаю. И не хочу знать, если честно. И ты не должен. Ты даже не существуешь, так что, лучше бы тебе заткнуться и убраться, оставив меня в покое.
Я не могу этого сделать. Дух – или чем там оно являлось – казался искренне обеспокоенным. Будет нечестно, если я так сделаю. Тебе не кажется?
- Я слишком устал, чтобы спорить. – бездумно попытался предотвратить продолжение разговора Андерс.
Прошло долгое мгновение, прежде чем создание изрекло добивающую фразу.

В конце концов, я - все, что у тебя осталось.

-end-

2012-03-18 в 17:26 

Cates
Кроме чужих неприятностей есть и другие радости жизни
Sole Fire, мдам, грустно. Но по моему Хоук тут мечтатель.

2012-03-18 в 17:41 

Sole Fire
I can see the flickers - over me the lanterns rised... Lift me up, lift me over it.
Cates, кто же спорит, самонадеянности ему не занимать, таков уж данный характер.) Но насчет видения Хоука лучше к автору. Да и по существу, это такой андерсцентрик, где Хоук вспомогателен.

2012-03-18 в 17:52 

Cates
Кроме чужих неприятностей есть и другие радости жизни
Sole Fire, вот именно, самонадеянности. Но не розовых очков. А здесь Хоук ведет себя так как будто он не повидал всего на свете, а просидел семь лет за книгами. Конечно образ Хоука целиком на совести автора.
Спасибо за перевод, кстати)))

2012-03-18 в 18:06 

Sole Fire
I can see the flickers - over me the lanterns rised... Lift me up, lift me over it.
Cates,
вот именно, самонадеянности. Но не розовых очков.
Да не то, чтобы там были особые розовые очки. Скорее, это и есть железобетонная самоуверенность, основанная на ощущении своей силы, а обоснованная или нет - ну, мы не совсем присутствуем при развязке планов Хоука, вдруг он там и впрямь мир изменил.)

Спасибо за перевод, кстати)))
Не за что, рада стараться.)

2012-03-26 в 21:55 

Reiner.
The neverending drums.
Спасибо за перевод))
и мне кажется, что здесь полностью выдержан характер Андерса. Для меня он именно такой, разбитый своей Справедливостью.
Прекрасный текст, прекрасный перевод)
Спасибо вам большое :3

   

Sword-Slashed: Games of the Real Men

главная